>Юридический центр
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
Главная Бизнес
Недвижимость Кодексы
Налоги Законы РФ
Развод Арбитраж

Договоры: реальные, виртуальные, незаконные

Для того чтобы налоговая проверка прошла гладко, уже недостаточно грамотно составить договоры и первичные документы к ним. Инспекторы сейчас уделяют внимание буквально всему: почему заключен именно этот договор, а не другой? С кем заключен? Какие суммы в результате сэкономлены? К таким вопросам лучше подготовиться заранее, уже на стадии оформления сделки, которая может вызвать вопросы. О том, как лучше это сделать - наш семинар.

В чем отличие? Оптимизация не есть минимизация

Каждый предприниматель испытывает естественное желание платить как можно меньше налогов. Именно поэтому в лексикон бухгалтеров уже прочно вошли такие слова, как «оптимизация» и «минимизация». Хочу обратить внимание, что понятия эти нетождественны.

Оптимизация - это уменьшение налогового бремени законными способами. Наиболее яркими примерами оптимизации являются применение спецрежимов, использование законно установленных льгот по налогам, выбор наиболее выгодного способа амортизации основных средств и т. д. Решения об оптимизации предпринимательской деятельности принимаются ежедневно. Порой вы даже не задумываетесь о том, что что-то оптимизируете, а просто поступаете, как выгоднее. И это абсолютно нормально.

А вот слово «минимизация» у многих налоговых инспекторов вызывает недовольство. Поскольку предполагается, что минимизация реализуется через различные схемы по уходу от налогов. И здесь, абстрактно говоря, фирма следует букве закона, но нарушает дух закона. То есть формально операции, которые проводит компания, абсолютно легальны, а вот цели сомнительны. Это, кстати, и было вменено в вину «ЮКОСу». С юридической точки зрения сделки, которые он осуществлял, были грамотно оформлены и никоим образом не противоречили закону. А вот их содержание было поставлено под вопрос.

Отмечу, что дать оценку конкретной сделке и признать ее незаконной может только суд. Однако есть определенные «звоночки», которые сигнализируют налоговикам о том, что здесь присутствует минимизация, которая судом с большой вероятностью может быть признана незаконной. Поэтому давайте поговорим об этих ситуациях.

Звоночек 1. Притворство становится очевидным

О притворных сделках, то есть о тех, которые заключены, чтобы прикрыть другую операцию, слышали, наверное, все. А некоторые, пожалуй, и сталкивались. Поэтому я сейчас предлагаю подробно рассмотреть конкретные ситуации. Но прежде скажу о юридических последствиях признания сделки мнимой или притворной. Если судом она признана таковой, то сделка, которая прикрывалась, будет проведена по положенным для нее правилам. Это норма статьи 170 Гражданского кодекса РФ.

Однако в последнее время суды все чаще в своих вердиктах задействуют не 170 «Недействительность мнимой и притворной сделок», а 169 статью Гражданского кодекса РФ. Она называется «Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности». То есть, говоря простым языком, эта статья применяется к операциям, которые проводятся, чтобы обмануть государство и уйти от налогов либо незаконно обогатиться. Если в суде противоправный умысел будет доказан у двух сторон, то с каждой их них все полученное по сделке будет взыскано в доход государства. Если же умысел был только у одной стороны, то все полученное по сделке возвращается другой стороне и затем также взыскивается в доход Российской Федерации.

Обратите внимание: это санкции, предусмотренные гражданским, а не налоговым законодательством. Недоимки, штрафы и пени, установленные Налоговым кодексом РФ, также взыскиваются в обычном порядке.

Ну и теперь перейдем к конкретным примерам. Чаще всего в качестве инструмента налоговой минимизации используются посреднические договоры, например договор комиссии. Для комиссионера это выгодно, поскольку он платит налоги не со всех полученных денег, а только со своего вознаграждения. И все бы хорошо, но часто договором комиссии прикрывается сделка купли-продажи. Как налоговики отслеживают это? Прежде всего, они изучают систему расчетов между сторонами договора. Смотрят, кому и за что каждая из фирм перечисляла деньги или от кого и на каких основаниях она их получала. Проверяют, за счет каких источников приобретались товары. Напомню, что в соответствии с гражданским законодательством комиссионер должен действовать от своего имени, но за счет комитента (Пункт 1 статьи 990 Гражданского кодекса РФ).

Соответственно, если выяснится, что комитент не перечисляет посреднику деньги на закупку товаров либо не компенсирует его расходы, это вызовет подозрения. Еще хуже, если выяснится, что фирмы-комитента не существует или она является номинальной, то есть числится только на бумаге.

Приведу конкретное дело - постановление ФАС Московского округа от 7 июля 2004 г. № КГ-А41/5586-04. Там была такая ситуация. Организация занималась куплей-продажей нефтепродуктов и стройматериалов. Однако платить налоги со всех выручаемых средств у нее желания не было. Тогда фирма заключает договор комиссии, по которому становится комиссионером, и ведет закупки и продажи якобы по поручению комитента. Получая за это вознаграждение и лишь с него отчисляя суммы в бюджет. Все бы хорошо. Только при проверке выяснилось, что комитент - лицо номинальное. Никакой деятельностью не занимается и имеет нулевой баланс. А все первичные документы - накладные, счета-фактуры - оформлялись в одностороннем порядке в нарушение закона о бухгалтерском учете. Это послужило основанием для суда признать договор комиссии притворной сделкой со всеми вытекающими последствиями, о которых я говорил выше.

Звоночек 2. Вас выдают партнеры

Большинство схем, связанных с возмещением НДС, основывается на создании цепочки предприятий, последнее из которых не платит налоги. Чтобы выявить это, ревизоры проверяют контрагентов, посылая запросы в те инспекции, где ваши партнеры стоят на учете. Что же ищут налоговики? Прежде всего, проверяющие хотят убедиться, что контрагент не является фирмой-«однодневкой». Таковыми признаются те организации, которые фактически не ведут хозяйственной деятельности, не платят налоги или сдают нулевую отчетность.

Косвенными признаками построения схемы может также служить факт создания контрагента незадолго до проведения хозяйственной операции, взаимозависимость участников сделки, а также осуществление расчетов с использованием одного банка.

Отмечу, что сам по себе каждый из этих трех признаков не может являться прямым доказательством схемы. Однако их совокупность поможет ревизорам обосновать свою позицию в суде. Ведь сейчас для судей важнейшим понятием вашей добросовестности является «должная осмотрительность и осторожность» в выборе поставщика (Пункт 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53). Поэтому если подозрительных фактов много и вы умудрились ни один из них «не заметить», значит осмотрительности и осторожности не было.

Таким образом, фирмам нужно быть разборчивыми, выбирая партнеров по бизнесу. Если у вас есть какие-либо сомнения в том, что поставщик - это стабильно функционирующая организация, а не фирма-«однодневка», лучше предположить худшее и подстраховать себя. Заведите на контрагента карточку, в которой будет содержаться информация о нем: сведения из ЕГРЮЛ, ИНН - и получите от него копии учредительных документов. Если дело дойдет до суда, то, представив эти документы, вы сможете создать о себе положительное впечатление у судей.

Если же вас попросят обосновать, почему вы заключили договор именно с этим юридическим лицом, важно убедить судей, что выбор недобросовестного контрагента не являлся намерением.

Звоночек 3. Рисованные затраты

Налоговики с большим подозрением относятся к расходам, которые не связаны напрямую с производственной деятельностью. Особым недоверием пользуются всевозможные маркетинговые и консультационные услуги. На сегодняшний день это самый простой способ вывести деньги из одной компании в другую. Ведь результаты данных услуг не имеют материального выражения, следовательно, установить реальность данной сделки очень сложно. Однако у налоговиков есть свои методы контроля.

Прежде всего они смотрят, насколько предмет договора соответствует деловым целям компании. Так, если фирма оплачивает маркетинговые исследования с целью выявления спроса на какой-либо новый для себя продукт, но ни одним документом организация не может подтвердить даже намерение выпускать данную группу товаров, то такие расходы однозначно вызовут вопросы у контролирующих органов. Еще хуже, если подобные затраты осуществляются с определенной регулярностью и не дают видимого результата. Например, ежемесячно заказываются маркетинговые исследования с целью выявления занимаемой доли рынка, но при этом фирма не расширяет производство и продолжает выпускать прежний ассортимент и объем продукции.

В любом случае результат подобных услуг должен оформляться актом и отчетом о проделанной работе. Чем подробнее вы опишете в этих документах суть услуг, тем меньше вопросов вам зададут налоговики. Но этого недостаточно. Нужно, чтобы отчеты содержали определенные выводы и предложения. Многие организации составляют отчеты условно, так сказать, лишь бы был. А зря. По данному вопросу мне бы хотелось привести один интересный пример из арбитражной практики. Он описан в постановлении ФАС Поволжского округа от 26 апреля 2006 г. № А65-22151/2005-СА2-11.

Суть спора в следующем. Организация заключила договор на оказание информационно-консультационных услуг с аудиторской фирмой. По которому последняя должна консультировать по ведению бухучета, составлению отчетности, налоговому законодательству, проводить экспертизу как ранее заключенных, так и планируемых к заключению договоров и контрактов с контрагентами, анализ финансово-хозяйственной деятельности, оказание услуг по финансовому планированию и прогнозированию.

Как видите, договор заключен корректный и на бумаге все хорошо. Теперь давайте посмотрим, что в реальности. Из всего перечня указанных в договоре услуг отчеты предоставлены только по консультациям, связанным с бухучетом и налогообложением. Все остальные услуги - экспертиза договоров, анализ деятельности, финансовое планирование и прогнозирование - оказаны не были. При этом даже те консультации, по которым есть отчеты, оформлены таким образом, что не ясно, кем и когда задан вопрос, кем и когда подготовлен ответ, сколько на это потребовалось времени. Да и сами вопросы достаточно неконкретны и не имеют отношения к производственной деятельности.

В то же время из одного акта выполненных работ, подписанных во исполнение договора, следует, что все предусмотренные договором услуги оказаны в полном объеме на сумму 700 000 рублей и отработано 318 часов. А другой акт составлен на сумму 1 200 000 рублей за отработку 509 часов. При этом если сравнить периоды, за которые подготовлены акты, и количество часов, то получается, что по первому акту исполнитель трудился по 14 часов в день, а по второму - по 64 часа в день. И это при том, что реального подтверждения этого труда, как я уже сказал, представлено не было. В самой организации - заказчике услуг в штате числятся четыре бухгалтера. И они самостоятельно вели весь учет и отчетность фирмы.

Приняв во внимание все эти акты, суд пришел к выводу, что информационно-консультационные услуги, «оказанные» аудиторской фирмой, не направлены на получение дохода.

Кстати, некоторые организации не утруждают себя составлением всевозможных отчетов, а предусматривают в договоре пункт, согласно которому отчеты о выполненных работах представляются в устной форме. На мой взгляд, подобная хитрость крайне рискованна. Вопросов от этого у инспекторов становится только больше, и устные отчеты неубедительны для судей. В качестве примера приведу постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 5 апреля 2006 г. № Ф04-1866/2006 (21004-А45-40). По мнению судей, если услуга предоставляется в устной форме, то это не освобождает налогоплательщика от обязанности документально подтвердить факт оказания услуг. Ведь связь услуги с производственной деятельностью можно установить только на основании информации, содержащейся в документах.

Звоночек 4. Нежелательные улики

Иногда даже при грамотно составленных договорах, актах и отчетах сделку могут признать фиктивной. Теперь я говорю о ситуациях, когда на бумагах все чисто, но факты противоречат друг другу.

Приведу пример из собственной практики. Фирма заключила фиктивный договор подряда на строительство производственных объектов на своей территории. Когда на предприятии проводилась выездная проверка, то для того, чтобы доказать реальность сделки, фирма представила все документы. Это и красивый акт о выполненных работах, и договор подряда, и даже внутрифирменная переписка. Но тем не менее налоговикам удалось доказать, что фактически никаких работ на территории фирмы не проводилось. В ходе проверки налоговики решили заглянуть в журнал, в котором охрана на проходной регистрирует всех посетителей. И проверяющие увидели, что в журнале не содержалось ни одной записи, которая могла бы свидетельствовать о том, что на территории предприятия присутствовали представители подрядчика. Данный факт позволил налоговикам доказать, что цель сделки - завышение расходов. В результате организацию оштрафовали и доначислили налог.

Подводя итог, хочу отметить, что лично я не сторонник минимизации налогов посредством фиктивных сделок. Если же вы решились на подобные операции, то рекомендую рассматривать каждую ситуацию глобально. Вы должны четко представить себе последовательный процесс сделки. Если это услуга, тогда нужно продумать каждый этап и прикинуть, какие документы должны составляться на каждом из них, если бы сделка осуществлялась реально. Если работа - то же самое. Хотите рисковать - рискуйте. Но рискуйте обдуманно.